В 60-е гг. в Мадриде снимали многие голливудские фильмы, продюсируемые Сэмюэлем Бронстоном. Продюсер привозил в Мадрид известных актеров — Чарлтона Хестона, Аву Гарднер, Софи Лорен. Не так давно киноманы всего мира узнали и полюбили испанского режиссера Педро Альмодовара.

В 1963 г. Николас Рей снимал фильм «55 дней в Пекине» с участием Чарлтона Хестона и Авы Гарднер в Лас-Матас в горах Гуадаррамы. Испанские горы должны были изображать китайские пейзажи. Сэмюэль Бронстон настолько любил Испанию, что завешал после своей смерти похоронить урну с его прахом на кладбище возле Лас-Матас.

Некоторые сцены «Доктора Живаго» с участием Омара Шарифа, Ажули Кристи и Джеральдин Чаплин также снимались в окрестностях Мадрида, где были построены декорации, изображающие улицы Москвы и Кремль.

Окрестности Мадрида появлялись и в других фильмах: «Пригоршня долларов» (с участием Клинта Иствуда) снималась в Ла-Педрисе, «Возвращение мушкетеров» (с Майклом Йорком и Оливером Ридом) — в Эль-Пауларе, Раскафрии и Мансанаресе, «Антоний и Клеопатра» (с Чарлтоном Хестоном и Хильдегард Нил) — в Эль-Моларе.

С приходом в испанское кино Педро Альмодовара Мадрид зажил на экранах собственной жизнью. Педро Альмодовар — самый известный в мире испанский режиссер. Его фильмы привлекают своими эксцентричными персонажами и неповторимой испанской атмосферой.

Хотя он родился в Кальсада де Калатрава, а не в Мадриде, в столице режиссер живет с 1968 г. «Я считаю, что мое кино рождено Мадридом. В моих фильмах множество деталей и мелочей, присущих только этому городу. Они чисто мадридские».

Несмотря на многочисленные предложения работать в Голливуде, Альмодовар предпочитает снимать в собственном городе, сохраняя верность родному языку и родной культуре.

За исключением фильма «Все о моей матери», снятого в Барселоне, действие всех картин режиссера происходит в Мадриде. Столица Испании предстает в них совсем не похожей на глянцевые туристические открытки.

В фильмах Альмодовара можно увидеть большинство мадридских достопримечательностей: Эль-Растро — в «Нескромном обаянии порока», Виадукто и Лас-Вистильяс — в «За что мне это…», плошадь Конде-де-Миранда и площадь Чуэка — в «Свяжи меня!», Торрес Кио — в «Живой плоти.

Ярче всего любовь Альмодовара к Мадриду проявилась в картине «Женщины на грани нервного срыва», где город и его улицы — Альмагро и О’Доннел, а также аэропорт Барахас становятся неотъемлемыми участниками действия.

Ава Гарднер в Мадриде

Впервые Ава Гарднер приехала в Испанию в 1951 г. для сьемок в фильме «Пандора и «Летучий голландец»». Сьемки проходили на Коста Брава. Актриса сразу же влюбилась в Испанию «за жажду жизни, присущую испанцам, за корриду (у Авы Гарднер был страстный роман с матадором Луисом Мигуэлем Домингином) и за низкие цены».

В 1955 г. Ава Гарднер решила переехать в Мадрид и купила дом в районе Ла-Моралеха. Но в собственном доме ей было одиноко. Она продала его и сняла квартиру на Авенида дель-Доктор-Арке поближе к центру города. Ава Гарднер обожала Мадрид, его бары и рестораны, его ночную жизнь. Однако спустя какое-то время она устала от испанской суеты и перебралась в Лондон в поисках покоя и тишины.